Вода
Вода это жизнь
Будьте с нами в:

Дата: 2011-06-17

В Петербурге система водоснабжения будет лучшая в мире

В Петербурге все больше проектов частно-государственного партнерства. В том числе - в системе водоснабжения: сегодня четыре консорциума борются за право реконструировать одну из крупных городских водопроводных станций. Зачем это Петербургу, если ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» и так считается одним из самых эффективных и современных предприятий России?

Об этом и другом рассказал генеральный директор «Водоканала» Феликс КАРМАЗИНОВ.

Можно заглянуть в будущее: каким будет водоснабжение Петербурга через 20 лет?

Системы водоснабжения пока в нашем городе нет.

Как это?

Так это. У нас есть система водоподачи. Систему водоснабжения еще только предстоит создать.

Чем они отличаются?

Водоснабжение - это когда ты знаешь, что в этой точке находится данное количество воды с данными параметрами, и ты этим можешь управлять. Система водоподачи (то, что у нас сейчас есть) - это когда со станции подается определенное количество воды с нужными параметрами, а дальше действует принцип: вода дырочку сама найдет.

Но мы работаем. Мы создали систему управления водоснабжением на территории с населением около 140 тысяч человек (это зона Урицкой насосной станции). Два года этот проект уже работает и показал очень интересные результаты: мы сразу снизили потребление электричества на 40 процентов, уменьшили аварийность на 38 процентов. И теперь занимаемся модернизацией Южной зоны водоснабжения. Это примерно 40 процентов населения города. Вчерне мы эту работу закончим к концу этого года. Ну а потом будет Северная зона, затем Центральная.

Сколько лет ждать?

Три-четыре.

Всего!

А зачем больше? Мы же готовились к этому переходу лет десять как минимум.

Это будет похоже на систему водоснабжения Парижа или Лондона?

У них и близко такой системы нет.

То есть мы впереди планеты всей.

Зачем впереди - мы просто хотим быть Петербургом.

Системы доставки и очистки воды в других городах отличаются от петербургской?

Конечно, отличаются. Более того: система Москвы и система Питера - разные системы. Петербург - это плоский рельеф. А Москва - она на холмах, значит, там нужно больше насосных станций, там принципиально иная гидравлическая модель.

А я думал вся разница - в очистке воды.

Очистка воды, конечно, очень важна. Поэтому мы начали трансформацию нашей системы именно с приведения в порядок головных источников водоснабжения. Нам раньше говорили: вот, вы занимаетесь водопроводными станциями и не занимаетесь сетями! Да если б мы не занимались станциями, а начали бы с сетей, эти сети стояли бы пустые - подавать туда просто было бы нечего.

Поэтому мы, понимая, что наши ресурсы не безграничны, решили сначала привести в порядок водопроводные станции, а потом перейти непосредственно к сетям. Сейчас как раз настал этот момент. Сегодня правительство Петербурга в основном решило проблему с реконструкцией водопроводных станций - в прошлом году запустили новый блок на Южной водопроводной станции, совсем недавно были вскрыты пакеты участников конкурса на реконструкцию Северной станции на условиях ГЧП. Будет конкурс на реконструкцию Главной водопроводной станции. Останется у нас еще Колпино - там тоже надо будет построить новый блок водоподготовки. Так что к 2015 году город будет иметь водопроводные головные сооружения, соответствующие всем современным требованиям.

И одновременно мы начали заниматься сетями. Реконструировав их, мы существенно сократим потери при транспортировке и снимем проблему повышенного содержания железа, существующую в некоторых районах города.

Северная водопроводная станция будет реконструироваться на условиях ГЧП, после реконструкции станцию передадут инвестору на 25 лет, а «Водоканал» будет покупать у него воду. Есть ли планы отдать другие объекты сторонним инвесторам на условиях государственно-частного партнерства?

Такие вопросы решает город. К тому же, как я уже сказал, проблема с реконструкцией водопроводных станций в Петербурге практически решена.

Что касается Северной станции - это была хорошая идея: использовать здесь метод государственно-частного партнерства. И борьба на конкурсе предстоит серьезная. Сейчас даже невозможно предположить, кто в итоге окажется победителем...

Неужели?

Там пришли серьезные фирмы, занимающиеся очисткой воды по разным технологиям. Им палец в рот не клади. Пришла французская Veolia, испанская Aqualia. Пришла австрийская фирма, которую я совсем не ожидал увидеть. Плюс - компания Degremont с ее технологией флотации. Так что конкурс будет очень непростой.

Причем, чтобы избежать каких-нибудь скандалов, мы отказались от сопровождения испытаний (все участники должны испытать на петербургской воде свои технологии). Мы привлекли английскую фирму Mott MacDonald, чтобы она вела эти испытания. Чтобы нас потом не обвинили в предвзятости.

Какой критерий будет главный в выборе победителя - качество воды или количество вложенных денег?

Три показателя. Первое - качество воды. У петербургской воды есть особенность - она очень мягкая. Плюс у нас низкие зимние температуры. Поэтому и было организовано испытание установок на Северной станции. Дальше будут оценивать еще два показателя - инвестиционную стоимость одного кубического метра воды и эксплуатационную стоимость кубометра. Победит тот, кто даст меньшие цифры. Можно сделать воду платиновой чистоты, но если она будет стоить бешеные деньги, то кому она нужна!

Победитель должен будет продавать воду «Водоканалу» по фиксированной цене?

Он будет продавать воду по тарифу, который установит Комитет по тарифам.

Вас не пугает, что на одних объектах городского водоснабжения будут применяться одни технологии, а на других - другие?

Это меня не пугает. Даже наоборот - радует. Есть такое понятие - бенчмаркинг. То есть постоянное стремление к лучшему, которое выясняется в процессе постоянного сравнения. Для нас это ГЧП - тоже бенчмаркинг. Мы сможем сравнивать, какая будет на Северной станции, скажем, энергоемкость кубического метра. И если там будет ниже, чем на какой-то нашей станции, будем анализировать: почему у нас выше. После чего - улучшать ситуацию.

Но ведь на 25 лет крупная станция изымается из единой системы «Водоканала».

Это не так. Мы будем покупать у победителя конкурса воду. Больше никому продать он ее не сможет. И мы станем выступать гарантом того, что вода будет соответствовать всем нормам.

А вы гарантируете победителю конкурса, что выкупите определенный объем воды?

Мы гарантируем, что выкупим все произведенные им 800 тысяч кубометров воды в сутки.

Есть ли мировая мода на технологии в очистке воды?

Была мода на озонирование. Но после того, как ряд исследователей доказали, что вода - это крайне сложная субстанция, ситуация меняется. В мире потихоньку стали отказываться от использования озона в больших дозах для обеззараживания воды, поскольку он не только уничтожает вирусы, но и меняет структуру воды. При этом в малых количествах озон по-прежнему применяют - для улучшения процесса очистки воды.

Что касается обеззараживания - сейчас переходят на ультрафиолет, потому что он по воздействию мягче озона. Но нужно найти вариант еще более нежный.

Кроме фильтров Петрика я что-то не слышал об отечественных разработках в области очистки воды. Их просто нет?

До 1917 года водоснабжение в России было одним из самых передовых в мире. Первый хлор в России появился. Первая установка по озонированию питьевой воды стояла на Петроградской стороне. Потом все пошло кувырком.

Сегодня есть отечественные наработки - но немного и только в некоторых направлениях. Например, в «Водоканале» работает наш российский ультрафиолет. Здесь мы действительно впереди планеты всей - вторым, после Петербурга, мегаполисом, который начал применять ультрафиолет для всего объема питьевой воды, стал Нью-Йорк.

А сейчас с нами работает очень интересная группа специалистов из российской периферии - они меня восхищают, это настоящие российские инженеры, которых, к сожалению, осталось так мало. Если у них получится то, над чем они работают, уже через 3 - 4 года мы сможем говорить о создании российской школы водоснабжения.

А что они делают?

Это технология обработки воды. Подробнее комментировать пока не буду.

Вы финансируете их работу?

Финансы у них свои. Мы предоставили им свою площадку.

В Петербурге вода бедна кальцием. С этим ничего нельзя сделать?

Зато такая вода любима женщинами. Стиральные машины не ломаются. Волосы хорошо мыть. Когда мы провели эксперимент и сделали воду более жесткой - пошел скандал: верните нам прежнюю воду! Кроме женщин у такой воды есть поддержка со стороны тепловиков, потому что жесткой воде нужна специальная подготовка, а это затраты.

Сколько в Париже вода стоит?

Нельзя сравнивать в абсолютных цифрах - потому что жизнь у нас разная. Можно сравнить, какую долю занимает плата за воду в доходе семьи. Вот это будут объективные цифры. На Западе эта доля - 3 - 4 процента. У нас пока 1,5 - 1,7.

Были идеи забирать питьевую воду не из Невы, а из Ладоги. И дальше слов дело не пошло.

Расстояние от Ладожского озера до Петербурга 45 километров. По сути дела Нева - это громадный водовод.

Но неизолированный.

Неизолированный. Чтобы получить изолированный, нужно 7 миллиардов евро - мы делали предварительное ТЭО. А сколько будет стоить просто навести порядок на берегах Невы? Гораздо меньше!

Чем опасно не наводить порядок? Это же как ядерная реакция. Сегодня мы махнули рукой на Неву. Дальше мы начнем пачкать берега Ладоги. И в итоге мы придем к тому, что в ближайшие 25 лет Ладога прекратит свое существование как источник питьевой воды. Что мы тогда будем делать?

На программу «Чистая вода СПб» планируется потратить 300 миллиардов. Надо больше?

Этого вполне достаточно. Мы даже думаем, что останемся в пределах этих 300 миллиардов, не увеличивая их на процент инфляции.

В той же программе говорится о необходимости к 2025 году сделать петербургские водоемы пригодными для купания. Разве это задача «Водоканала»?

Это все тянется из советского времени - в свое время мы сбрасывали сточные воды куда можно и куда нельзя. Например, до недавнего времени существовал канализационный сток в Таврический пруд.

А сейчас нет?

Нет. Но, даже перекрыв стоки, проблемы остаются. Мы сейчас взяли пробы на Неве - и опять выявилась бактериальная зараженность. Откуда? Мы же все стоки перекрыли! Оказывается, напротив каждого выпуска за десятки лет сброса образовались целые залежи этих отходов. И теперь они фонят, как говорят ядерщики. Так что надо чистить водоемы.

Горожане чаще всего жалуют на две вещи: недостаточный напор воды в ряде районов и наличие в воде железа. С этим можно что-то сделать?

Конечно, можно. С напором мы вопрос решим до конца года. Бывает, конечно, что и не от нас это зависит - например, если забилась труба в домовой системе. Но в ряде случаев это - наша ответственность.

По поводу ржавчины: до конца года мы будем знать все адреса, где есть ржавчина, и причины ее появления. И будем устранять эти причины.

Вам не предлагали заняться водоснабжением других городов, применить свой опыт в других регионах?

Предлагали - неправильное слово. Просили и просят - да. Мы работаем в других городах по просьбам.

Оказываете консультационные услуги?

Пока да. Мы категорические противники садиться на финансовые потоки. Мы готовы прийти в другой город с несколькими условиями: во-первых, с согласия администрации города, во-вторых, сделав полный аудит, в-третьих, прописав программу необходимых затрат и модернизаций.

К такому никто не готов?

Готовы. Но кто именно - пока не скажем. Вот подпишем - тогда будут подробности.

Все же, что будет через 20 лет с системой водоснабжения Петербурга?

Могу сказать одно: ни у кого даже вопросов не будет возникать, можно ли пить воду из-под крана.





blog comments powered by Disqus
© www.vodainfo.com, 2011. О проекте. Email: webmaster@vodainfo.com, тел.: +380633021866